Wanderer (lair) wrote,
Wanderer
lair

  • Music:

О реализме в фотографии

draug: Отчего-то мне кажется, что не слишком вежливо обсуждать, в чем разбирается и в чем не разбирается фотограф, «за глаза» от самого фотографа — тем более, что он хорошо известен лично. (link)
Z.AleX: Поднять эту тему у него в жж вот это было бы точно слишком :-) а так - он здесь бывает. И это обсуждение видит. (link)

Да, я действительно видел это обсуждение. Но господа, его ведущие, могли бы и призадуматься, почему же я молчу в ответ на все их высказывания.

Я не люблю форумы. Этот — не исключение; более того, он еще и весьма и весьма неудобно устроен. Ведение дискуссий в ЖЖ мне намного привычней — по совокупности причин.

Позволю себе подвести собственный итог всему этому. Все желающие приглашаются продолжить дискуссию здесь.

Снимки должны быть без труда поняты зрителем. Если снимок непонятный, запутанный, или же смысл его настолько неясен, что нуждается в объяснении, — стоит серьезно подумать, прежде чем демонстрировать его зрителям.
d_konstantinov, via chus

Предметом дискуссии стала одна из моих последних фотографий (я не привожу ее здесь из соображений экономии трафика). Не могу назвать ее самой удачной своей фотографией, но, тем не менее, она показалась мне достойной того, чтобы быть выставленной на всеобщее обозрение (кстати, не такое уж и широкое, в аудиторию ru_foto, фото.сайта или photographer.ru она не пошла). У этого снимка, несомненно, есть ряд недостатков различного рода, как композиционных, так и чисто технических, на которые мне в разное время указали разные люди, но все же — все же в ней есть что-то, что привлекает различных зрителей. Что-то, ради чего она и выставлена.

Предыстория фотографии более чем простая: в сентябре мне перепала возможность два дня повозиться в достаточно большой и при этом совершенно пустой комнате, притом еще и с белеными стенами. Естественно, я не мог упустить такую возможность, и, выпросив у modron свет, а у haron — штатив, устроил там министудию, в которой мы с greengriffin и провели эти два дня, отсняв максимально возможное за такие сжатые сроки количество сюжетов. В их числе оказались и сюжеты с оружием — нашими с greengriffin бокенами и катаной Алексея Сиротинина (Рыжего Сакса, если кому так проще); и этот — среди них. Собственно говоря, этот кадр — всего лишь часть достаточно крупной серии, до сих пор находящейся в обработке, которая включает в себя различные ракурсы, попытки съемки фаз движения как серией, так и на длинных выдержках и еще черт знает что (к тому же блоку работы относится, например, вот эта фотография).

Вся серия основана на одном и том же элементе — пируэте из постановочного номера, служившего частью сцены «Битва с демонами» в презентации «Мессия очищает диск: перезагрузка», где greengriffin выступала в роли одного из демонов, а ваш покорный слуга — в роли Маленького Архата. И постановщика ее номера. Впрочем, не надо заранее упрекать меня в излишней самодеятельности: моя постановка была одобрена нашим консультантом по боевой части (а также хореографом и сценографом и исполнителем роли Преподобного Баня) — Алексеем Сиротининым. В стилизации этого номера, как ни парадоксально, мы опирались не на китайскую традицию, а, скорее, на корейскую. Мотивом для этого послужило мое неуемное желание заменить предложенную greengriffin в качестве оружия плеть на что-либо более сценически-зрелищное — в результате выбор пал на бокен с платком. А оправдало введение именно этого стилистического пласта упоминание в числе источников к игре фильма «Бишунмо - летящий воин», апеллирующего именно к корейским боевым искусствам. Эта же линия впоследствии была мной использована и на самой игре, но это уже совсем другая сказка.

Так или иначе, в конце мы получили замечательный пример взаимовлияния культур: китайского демона с японским, по сути своей, оружием (хотя близость, вплоть до родственности, катаны корейскому гому, насколько я знаю, практически неоспорима), двигающегося в танце, стилизованном под корейские боевые искусства. Вы, возможно, удивитесь — но нам понравилось. Более того, нам с greengriffin понравилось настолько, что мы задумали сфотографировать демона — и чья вина, что вернуться к этой задумке нам удалось лишь спустя почти год?

За этот год многое случилось, многое переменилось — переменился и демон. Черный парик сменился распущенными волосами, грим стал мягче — мы решили не пытаться сделать из greengriffin китаянку, на фотографии это все равно было бы слишком заметно, — красный балахон сменился любезно предоставленным princess_dragon китайским красным костюмом, ну а бокен с алым платком — катаной Рыжего Сакса. От сценического образа мы пришли к образу студийному. Более рафинированному, более утонченному — более противоречивому, возможно; но и более — для нас, по крайней мере — привлекательному. Мы сознательно отказались от следования какой-либо исторической адекватности, сосредоточившись на образе демона, жившем в нашем воображении. Реконструкция, которой мы, честно говоря, никогда особо не занимались, сменилась стилизацией.

Я не буду вдаваться в технические подробности съемки и обработки фотографии — не думаю, что эта тема будет сильно интересна кому-то из участников дискуссии. Остановлюсь на другом моменте работы, вызвавшем жаркую полемику у моих критиков — выборе названия. В то время как мои репортажные работы обычно используют в этом качестве простую информацию об объекте съемки, для снимков подобного, более отвлеченного толка, я стараюсь подбирать именно смысловые названия, работающие на раскрытие замысла фотографии. Согласитесь, что для подобного кадра название «greengriffin» — все равно что отсутствие названия вообще?

Предыдущая выставленная работа из этой серии носит название «Пангукком». Я мог бы пойти по простому пути и назвать новый снимок «Пангукком - II», но возник бы парадокс — этот снимок на самом деле хронологически предшествует выставленному ранее, и в конечном сборе серии мог оказаться помещенным ранее. Более того, я все-таки не люблю номерные названия.

Фраза En garde пришла мне в голову как-то сама собой, и я, как это часто случается со мной, когда я вижу иноязычное выражение, оказался пленен ее многозначностью, и, как следствие, труднопереводимостью. Дело в том, что ее первое, буквальное, значение — настороже, в боевой готовности (по словарю под редакцией В.Гак и К.Ганшиной, Москва, 1997 года издания) — очень точно подходило к моему ощущению от снимка; подходило к нему и второе значение, обычно связанное с повелительной формой этого выражения (en garde!) — защищайся! (по тому же словарю; буквальный перевод, видимо, следует трактовать как «в защиту, защитную стойку!») — поскольку достаточно несложно трактовать жест greengriffin как защитный. На самом же деле, я предпочел сделать шаг дальше, и предположить, что ее поза является начальной в поединке, принадлежа еще к той его фазе, когда он представляет собой скорее ритуал, нежели собственно бой (и когда противники находятся на том расстоянии друг от друга, которое делает невозможным мгновенный удар, и, как следствие, освобождает от необходимости держать строго боевое положение). Пример такого ритуала, в частности, неплохо описан у Г.Л.Олди в «Пути меча» в сцене основного турнирного поединка Дан Гьена и Но-дачи. Самое главное, что эта трактовка продолжала играть на руку как ситуативному, описательному значению названия (оно не зря употреблено без восклицательного знака), вплоть до его более далеких смыслов — в стойке, в защите, — так и императивному — команда en garde!, как бы ее не трактовали, дана именно сейчас, и именно сейчас противники снимут ритуальные позы и перейдут к собственно поединку.

В некий момент я задумался о том, чтобы найти японский или китайский аналог этого выражения, но это лишало меня понимания у приличной доли зрителей и снимало столь приятные слуху аллюзии самого слова garde. Более того, японский и китайский мой словарь еще беднее чем мой же французский. В итоге я решил оставить французский вариант.

На этом заканчивается история создания фотографии, и начинается история ее бытования. Позволю себе миновать достаточно рутинные (хотя и несомненно полезные) комментарии, возникшие в ее адрес в hawke_visions, где она была выставлена, и перейду сразу к той дискуссии, которая и послужила, в итоге, причиной этой записи. На следующее утро после опубликования работы я обнаружил на форуме ролевого сообщества МФТИ дискуссию, начинавшуюся с вопроса о корректном переводе фразы en garde. Лексическая стороная дела меня волновала мало — я вполне доверял своим источникам (кстати, не премину заметить здесь в адрес, вероятно, неизвестного мне Gilva, ссылающегося на некомпетентность Lingvo, которым я пользовался в качестве первого источника (link), что словарные статьи не берутся из воздуха, а переносятся из бумажных словарей, обычно достаточно авторитетных; надеюсь, собранных мной впоследствии материалов окажется достаточно для того, чтобы убедить его в том, что мой перевод названия адекватен французскому языку?); но вскоре дискуссия свернула в то русло, которое коснулось уже меня лично — а потом и моей модели. Позволю себе вернуться к исходной цели текста и дать здесь несколько комментариев к прозвучавшим там в разное время высказываниям.

Z.AleX: а то, в какой позиции стоит девушка на фотке - это тапки, потому что ни от чего защититься она не сможет / удар одной кистью на обратном хвате принимать - бесполезняк. (link)
такая стойка может быть только у короткого оружия - танто и т.д. Чтобы принять на угол между рукояткой и лезвием. Как последняя надежда. Потому что деваться-то некуда :-) А длинным мечом такое выделывать - бессмысленно, режет глаза. Предмет разговора: http://www.livejournal.com/community/hawke_visions/57270.html. (link)
Рита там очень правильный вопрос задала: "Что будет дальше?" - Дальше должен быть уход, а у меня по ощущениям от фото впечатление, что у нее и ноги "криво стоят" :-)) (link)
про ноги - это было лишь мое предположение (их же, вообще не видно - только по линии плеч). "кривость" - только лишь в невозможности выполнить правильное _боевое_ движение из такой позиции (link)

Собственно говоря, мне кажется, что сказанного мной выше по поводу трактовки названия и позы уже достаточно, чтобы несколько охладить эту безапелляционную оценку; хочу только задать дополнительный вопрос моему оппоненту: настолько ли он уверен в своем знании всех возможных стоек и приемов движения, а также в своем понимании целей и задач того движения и момента, которые зафиксированы на фотографии?

Отметив мимоходом замечательный пассаж reinbach о моей некомпетентности в области танца, перейду к тому, что, видимо, и является сутью претензий к моей фотографии.

Z.AleX: весь подкол и был поболтать о "абстрактно красивой фотке" и теме "эксплуатации образов". на _моделей_ с оружием мне смотреть бывает не очень приятно. Потому что тут один шаг до попсы, типа "Килл Билла". Красота в этой тематике - это скрытая мощь, чистота линии, покой расслабленность при мгновенной готовности к действию. (link)
Приятно взглянуть - это уж кому как, мне - нет, потому что "режет глаза эксплуатация образов". К чему я отношусь довольно отрицательно - вот и все. (link)
ну так нечего обижаться, если кто-то считает что "образы использованы криво и не в тему" ;-) (link)

Вероятно, я не очень ошибусь, сказав, что Z.AleX не устраивает сам факт использования оружия в целях отличных от тренировочных или боевых. И дважды не устраивает факт несоответствия этого использования привычным для него нормам. Что ж, остается только заметить, что эстетические нормы, все-таки, различны в разных малых обществах. Вот только не следует, подобно reinbach, говорить о различиях этики у людей из разных миров: сколь бы красивой не была эта фраза, к фотографии она имеет отношение уж слишком опосредованное. Ах да, чуть не забыл — а о какой «этой» тематике идет речь?

Далее приведу пару высказываний из группы, которая всегда меня забавляет:

Puffa: танец - только потому, что все тело слишком мягкое. удары в другом стоянии наносятся. (link)
reinbach: В таком случае это просто неудачная фотография. на ней кажется, что модель в данную стойку загоняли долго и мучительно. (link)

Хочется выразить восхищение проницательностью обоих ораторов и вежливо поинтересоваться у них, где бы раздобыть умение определять по фотографии твердость тела (проблема в том, что я корректировал эту позу своими руками и имею некое представление, возможно, конечно, ошибочное, о твердости тела в этот момент) или методы, которыми модель была поставлена в то или иное положение (дополнительный реверанс в сторону reinbach: я заметил ваше «кажется»; ах, если бы оно еще что-то меняло).

Gilva: Эту же идею "красивой фотки" можно было бы реализовать и сильнее. Если б не болонку взяли на охоту, а русскую борзую. Хотя болонки - тоже вполне милые и эстетичные создания. (link)
reinbach: *me представляет себе болонку в охотничей стойке, нападющей на кабана* (link)

У первого оратора хочется поинтересоваться, кого же он мне предлагает в модели. У второго — сколько он видел кабаньих охот с русскими борзыми.

Nox: Ну понятно, что это (как и более ранние "японские" фото Странника, где три цветовых тематики) без сомнения находятся вне тематической традиции. Так может, в таком парадоксе их замысел? Ну да, традиционалистам вроде меня глаз это режет. (link)

Мне, несомненно, следовало бы трактовать это сообщение как выступление в защиту моей скорбной персоны. Проблема, однако же, в том, что мне очень интересно знать, о какой тематической традиции (и что это вообще такое?) идет речь. И второй вопрос, из совсем мелочных: а по каким признакам господа традиционалисты причислили мою серию «Три цвета» к японским? И в чем же парадокс, заложенный мной в их замысел?

Возможно, я и забыл упомянуть что-то, что следовало или не ответил на какой-либо вопрос, требовавший того: обращайтесь, комментарии открыты. Сейчас же мне хотелось бы немного сказать о другом. О своей позиции, если мне будет позволена эта пафосная фраза.

Дело, собственно говоря, в том, что кроме учебников по мечному бою (мне, кстати, до сих пор интересно, каким образом в головах моих уважаемых оппонентов без каких-либо проблем укладываются французский термин по фехтованию и японское оружие, если уж мы говорим о естественности) есть еще и просто эстетика. Эстетика красивого тела, эстетика движения. Пьянаящая эстетика клинка. То ощущение, на котором основаны фильмы «Герой» и «Крадущийся тигр, невидимый дракон» — и многие другие. Да, кому-то приходит в голову обвинять Чжана Имоу в нереалистичности — но это не мы. Мы просто смотрели, затаив дыхание, на тучу стрел в небе и прислушивались к падающим каплям в шахматном дворе. Ничего иного, никакой попытки найти для себя реалистичное обоснование происходящего — чистое эстетическое наслаждение.

Вот та эмоция, которую я стараюсь передать. А если вам нужен реализм, то вряд ли вы найдете что-то лучше фотографий японцев, сделанных самими же японцами на рубеже XIX-XX веков. Только я тут не при чем.

Когда я работаю в репортажном жанре, тогда моей целью стоит запечатление существующей действительности — и даже тогда я оставляю за собой право выбора того ракурса и того момента, которые подчеркнут мое видение этой действительности. Но когда я работаю с постановочным сюжетом, то здесь моя власть над кадром практически безгранична, и именно здесь фотография уходит от искусства репрезентативного, переходя к искусству креативному. Я сам формирую — из модели, аксессуаров, света и всего, до чего могу дотянуться — тот образ, который стоит у меня в голове. И в этот момент задача соответствия «исторической правде» волнует меня ровно в той мере, в которой ей соответствует мой замысел; не больше — но и не меньше.

Это удается мне не идеально. Но я стараюсь.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments